О.Мархеев Таблетка 5

Бтобогиня

По мере приближения шорох становился все отчетливее и громче, с какой-то невообразимой закономерностью слаживаясь в определенный мотив. Когда он коснулся ручки двери, у него по спине пробежал холодок. В голове возникли неприятные ассоциации. Комната с трупами – живые мертвецы. Он распахнул дверь в надежде на то, что это всего лишь голодная крыса. Страх заставил Генри содрогнуться — перед ним стоял отец со злобными налитыми кровью глазами. Обманчивый свет луны придавал ему более зловещий вид.
- А-а-а, сам пришел? Ну и сукин же ты сын! Мы же тебя взрастили, а ты… Ну иди сюда сосунок, иди к папочке, ну, не будь бабой. Вот твоя реальная возможность показать себя настоящим мужчиной!
Не в силах двинуться с места, Генри в ужасе смотрел на это существо, являющейся страшной пародией на его отца. Гробовой запах мерзкой невидимой дымкой заползал в ноздри Генри. Овладев собой, он бросился к выходу, но путь ему перегородила Хелен. Ее вид был не лучше чем у отца: разорванная блузка красная от крови, из которой торчала еще не развитая левая грудь, неестественно выпученные глаза на синем лице и торчащий изо рта язык.
- А по-моему братец, вот так я выгляжу лучше — хриплым голосом сказала она и запрокинув голову назад, оглушительно расхохоталась.
Генри медленно начал отступать назад, ближе к окнам. Развернулся и уже хотел с разбегу выпрыгнуть в одно из окон, не боясь, что осколки стекла, вопьются в него тысячами иголок, как вдруг обнаружил, что оттуда на него смотрит стеклянным взглядом мать. Отступать было некуда, расстояние между ним и двумя чудовищами в образе его родных существенно сокращалось. Они приближались к нему неуклюжей походкой, сопровождаемой низким гортанным звуком похожим на рычание бешеной собаки. В жутком оскале они растопырили руки. Он забился в угол и закрыв глаза ждал своей печальной участи. Сейчас Генри сожалел о том, что сделал. Он догадался что спровоцировало в нем неоправданную жестокость – наркотик ублюдка Бэна. Под его действием, он действовал словно робот, запрограммированный лишь на одно – убивать. Теперь настал его черед, вскоре и он станет таким же бездумным зомби. Он полностью осознал свою вину и был готов к смерти.
- Эй Генри, что с тобой? Ты заснул?
Голос матери, такой живой и теплый. Генри открыл глаза. Привычная обстановка: Хелен с самодовольной улыбкой, мать, в растерянности глядящая на него, отец с нахмуренными бровями. Случившееся было всего лишь последствием галлюциногена. Не более того.
- Я же говорила, мальчик переутомился, — вновь сказала мать, обращаясь к мужу. — Дай ему отдохнуть. Он придет в себя и возьмется за учебу как следует. Да Генри?
Генри вскочил со стула.
- Конечно мама. Папа я обещаю, я буду стараться, я буду… В общем, я вас очень сильно люблю.
- Господи Генри ты заболел? – обеспокоено произнесла мать.
- Ага, как же, опять хочет закосить, наверно опять в школе что-то натворил. Ну и лентяй же ты, вот из таких как ты и вырастают всякие…
- Я тебя тоже люблю Хелен, что бы я делал без тебя? С этим словами Генри покинул кухню и направился к туалету.
Достав из кармана таблетку, он не раздумывая бросил ее в унитаз и нажал на кнопку смыва.

3 декабря 2006 г

Поделиться ссылкой в сети VKontakte.ru! Поделиться ссылкой в сети Ya.ru Поделиться ссылкой в сети Mail.ru Поделиться ссылкой в сети Одноклассники Поделиться ссылкой в сети Facebook Поделиться ссылкой в сети ЖЖ Забобрить del.icio.us moemesto.ru


This entry was posted in Творчество and tagged Рассказы. Bookmark the permalink.

Comments are closed.